Другие авторы
Рожанский Федор Иванович

Астрология и её насущные проблемы. Начало

Если еще четыре-пять лет назад появление в печати любого материала на астрологическую тему можно было считать событием («Смотрите-ка: существует и астрология, и астрологи!»), то сейчас ситуация в корне изменилась. Печатным и непечатным астрологическим словом никого нынче не удивишь и не ошарашишь. И, возможно, настала пора более ответственно задуматься и разобраться, чем же все-таки занимаются столь многочисленные представители этой профессии. Разобраться – это, естественно, занятие нелегкое и небыстрое, а вот задуматься, пожалуй, самое время.

Поэтому в этой работе мы попытаемся сформулировать некоторые вопросы, которые, по-видимому, возникают не только у нас, но и у других астрологов. Мы не претендуем ни в коей мере, ни на решение этих вопросов, ни на объективность высказываемых суждений. Возможно, кому-то наши проблемы покажутся слишком тривиальными – тут можно только позавидовать силе ума человеческого.


I.

Кто-нибудь может решить, что вопрос «Что такое астрология?» уместен лишь в популярном издании. Однако, как показывает практика, даже у самых серьезных профессионалов нет единого ответа на этот вопрос. Одни считают, что астрология – это мировоззрение, другие – что это откровение, третьи – что это наука, а четвертые, пятые и шестые – что-либо еще. Чтобы проанализировать справедливость всех концепций, пожалуй, потребовался бы многотомный труд. Мы же кратко остановимся на астрологии-мировоззрении и астрологии-науке.

Если посмотреть на астрологию не только «здесь и сейчас», но и в ее эволюции, то вопрос об астрологии-мировоззрении вызовет замешательство. Ведь астрология существовала у египтян и персов, у индусов и вавилонян, арабов и христиан, а говорить о единстве их мировоззрения не приходится. Интересно, что, не включив в этот список совершенно разные астрологические культуры (например, майа и китайскую), мы вынуждены констатировать достаточную близость собственно астрологических методик. Конечно, у арабов были их любимые арабские точки, у египтян – звезды и деканаты, а у индусов – Кету и Раху, но, в общем-то, все имели представление о планетах и о важности восходов или заходов. Поэтому кажется, более разумным говорить об эволюции астрологических методик параллельно с революциями мировоззрений. То есть, астрология всегда была некоторым кентавром – с одной стороны «беспартийные» методики, с другой – чистое мировоззрение, духовность и философия. Но не будем пока отвечать на вопрос, почему так случилось.

В наше время ситуация нисколько не изменилась. Базовым мировоззрением для европейской астрологической традиции (к которой относится не только собственно европейская астрология, но и американская, австралийская а, возможно, и целый ряд других) на этот раз стало так называемое «оккультное мировоззрение». Не вдаваясь в подробности, заметим, что оно является продуктом слияния европейских и восточных мистических и религиозных учений. Опорными столбами этого мировоззрения можно считать представления о карме и реинкарнациях, о способности человека развиваться в процессе жизни, о нескольких телах человека (физическом, астральном и кармическом – иногда этот список изрядно расширяют) и т.д. Формальной датой возникновения оккультного мировоззрения считается 1875 год, когда в Нью-Йорке было образовано «Теософское общество»1 .

Однако мы не возьмем на себя ответственность утверждать, что очередная смена мировоззрения качественным образом отразилась на астрологических методиках. Наоборот, создается впечатление, что методики, отдавая некоторые небольшие долги мировоззрению, остаются совершенно самостоятельными и независимыми. В чем же тогда причина существования этого кентавра, то есть, столь постоянного слияния мировоззрения и методик? С нашей точки зрения, ответ очень прост – сфера интересов и практического применения астрологии выходит за ее собственные рамки, вторгаясь в повседневную жизнь. Поясним на примерах. Возьмем биологию. Открытие какого-нибудь нового вида пауков или расшифровка значения еще одного гена ДНК, если и вызовут у вас интерес, то скорее абстрактный, чем животрепещущий. Это и понятно, ведь о существовании понятия «вид» или «ген» вы узнали из самой биологии, и, если не пытаться изобретать «практическое применение», то, в общем-то, можно утверждать, что открытие в этой науке ценно, прежде всего, с точки зрения ее самой. То же относится и к математике, физике или географии.

Совсем другое дело астрология. Она неизменно оперирует такими понятиями как «жизнь», «смерть», «судьба», «рождение», а попытайтесь-ка высказать что-то содержательное на эти темы, оставаясь вне всякого мировоззрения! «Кентаврообразность» астрологии проистекает, прежде всего, из строения ее самой: с одной стороны – беспристрастные математические расчеты, с другой – выводы на самые волнующие и животрепещущие темы. Поэтому и оказывается, что астрология всегда надевает на себя «шубу» того мировоззрения, которое господствует в умах и сердцах людей.


II.

Современным вопросом, относящимся к «мировоззренческой» части астрологии являются ее отношения с христианством. Впрочем, современность этого вопроса относительна – он существует без малого 2000 лет, и более заслуживает многотомного труда с множеством цитат, чем краткого упоминания в данной статье. Все же мы позволим себе высказать несколько соображений на эту тему.

Практически с начала возникновения христианства существовало два мнения: первое, что астрология и христианство прекрасно сочетаются, и второе, что астрология и христианство принципиально несовместимы. Не беря на себя смелость, судить, кто же все-таки прав, попытаемся проанализировать те факты и причины, которые сыграли наиболее значимую роль в становлении этих мнений.

На заре христианства два фактора определили его негативное отношение к астрологии. Первый, который можно было бы назвать «социальным», заключался в несомненной связи астрологии с языческими культурами (Вавилонской, Ассирийской, Персидской, Египетской, Греческой и Римской). Естественно, юная христианская церковь не могла спокойно относиться к сомнительному наследию мрачного прошлого. Как уже было сказано, у христианства существовало два пути: отвергнуть «мировоззренческую» часть астрологии вместе с ее «научной» частью либо заменить или приспособить мировоззренческую часть под свои нужды. Развитие пошло по обоим путям. С одной стороны, начала развиваться христианская астрология, считавшая, что если Бог управляет всем миром, то почему бы ему не делать это посредством звезд? Развитию христианской астрологии способствовало и такие концептуально не особенно важные, но доступные для человеческого ума факты, как, например, поклонение волхвов, то есть, магов (в старом понимании этого слова), вычисливших по звезде рождение Царя Иудейского, или выбор Иисусом именно двенадцати апостолов, что позволяло соотносить их со знаками Зодиака. С другой стороны, многие христианские деятели резко высказывались против астрологии.

Второй фактор, определивший негативное отношение к астрологии, который можно назвать «концептуальным», заключался в полной несовместимости христианской идеи Божьей воли, как первопричины событий, и свойственного астрологии того времени абсолютного детерминизма, то есть, предопределенности событий. (С радостью заметим, что современная астрология практически полностью освободилась от этого «порока», хотя астрологам все еще приходится выслушивать претензии на этот счет).

Тем не менее, с большей или меньшей степенью признания астрология дожила до нашего времени, по-видимому, во многом за счет тех христианских орденов и сект, которые развивали оккультные и мистические концепции (тамплиеры, розенкрейцеры и т.д.), а так же за счет астрономов, которые, как правило, не могли не видеть соответствия планетарных циклов событиям окружающей жизни. Заметим кстати, что основной причиной жизнеспособности астрологии, с нашей точки зрения, является ее очевидность: как показывает практика, любой человек, хоть в минимальной степени, столкнувшийся с профессиональной (в смысле, без профанации) астрологией, вынужден признать факт соответствия момента рождения и характера человека, даже если он принципиально отрицает астрологию по любым другим соображениям неудачно сделанного прогноза, сомнительного желания узнать будущее или судьбу, несоответствия своему мировоззрению или просто нелюбви к конкретным астрологам). Расхожее мнение о том, что «все это неправда», «чистое совпадение», «объясняется теорией вероятностей» исходит исключительно от людей, никогда не знакомившихся с астрологией и считающих невозможность объяснить причину взаимосвязанности планетарных и земных циклов достаточным аргументом против астрологии.

Но вернемся к христианству. В настоящее время есть несколько причин, которые определяют негативное отношение христиан к астрологии.

1) Связь так называемого «астрологического мировоззрения» с восточными религиями.
Поскольку естественно, что каждая религия или идеология борется за свое существование, то комментарии здесь излишни.

2) Объединение астрологии с прочими «мракобесиями», типа магии, НЛО, полтергейстов и т. п. Увы, приходится признать, что последнее время появилось особенно много людей, которые, из-за общего беспорядка в своем сознании и отсутствия по-настоящему цельного мировоззрения сваливают все в одну кучу, создавая в результате у людей, незнакомых с астрологией, неадекватный стереотип, что магия и астрология – это одно и то же. Такого рода смешение нередко случалось и в прошлые века, но почему бы не отнести тогда к «мракобесиям» и математику (ведь в древнем мире математикой и астрологией занимались одни и те же люди, а словом «математик» в начале нашей эры именовали именно астрологов)?

3) Желание узнать свое будущее противоречит доверию воле Божией. С позиций простого разума с этим нельзя не согласиться с той лишь оговоркой, что смысл и результат прогнозирования может принимать самые разные формы, в частности, как бездумное желание узнать «что же меня ждет?», так и осмысленная попытка наиболее гармонично встроиться в поток бытия и не ломиться в закрытые двери, когда этого делать не следует. В целом, следует заметить, что астрология это «острое оружие», которое служит во благо только при разумном и осмысленном использовании. Впрочем, это общая проблема любого знания, а тяга к нему, как известно, может привести к печальным последствиям (вспомним, например, изгнание из Рая).

К сожалению, приходится признать, что «мода» на астрологию, хотя, по-видимому, процесс естественный, имеет целый ряд резко отрицательных проявлений, противоречащих не только христианству или какой-либо другой религии, но и любому разумному мировосприятию в целом. Обилие массовых прогнозов (типа: Раку не заниматься сексом с Бараном), далеко не всегда компетентные астрологи в средствах массовой информации, раздувание ажиотажа («Мы все можем! Сейчас мы вам напредсказываем!») и прочая откровенная профанация демонстрируют астрологию не с лучшей стороны.


III.

Если сбросить с астрологии всю ауру таинственности, то ее научная концепция окажется очень простой и понятной. Ее можно выразить в двух положениях.

1) Большая часть событий окружающего мира циклична. Этих циклов огромное множество, и изучая их, можно устанавливать связь между событиями, на первый взгляд слабо связанными между собой.

2) Многие существенные циклы совпадают с циклами обращения планет или производными от них.

Подчеркнем, что современную астрологию относительно мало волнуют причины совпадения событий с циклами планет (слишком нагляден сам факт совпадения), так что затасканная формулировка о «планетах, управляющих судьбами» практически не соответствует действительности.

На первый взгляд, в этих положениях нет ничего, что помешало бы отнести астрологию к науке в ее общепринятом понимании. И все же у астрологии есть целый ряд как «научных», так и «ненаучных» качеств.

С одной стороны, астрология наука практическая. Можно даже сказать сильнее: основной смысл астрологии – это практика. Подавляющее большинство астрологических теорий допускает проверку. При этом результаты этой проверки будут наглядны, то есть, сформулированы в терминах, не зависящих от избранной концепции (в этом заключается положительное отличие астрологии от таких «замкнутых на себя» наук как психология, где значительная часть результатов имеет смысл только в рамках заданной концепции). С другой стороны, астрология в силу своей неразвитости или каких-либо других причин не всегда в состоянии однозначно сформулировать какие факторы в эксперименте являются принципиально значимыми, а какие несущественными. Прежде всего, это относится к личности исследователя, проводящего эксперимент. Астрология, постулируя и подтверждая взаимосвязанность самых разнообразных сфер жизни, вынуждена учитывать этот фактор. Так у одной группы астрологов может быть свой набор прекрасно работающих методик, а у другой группы – другой набор не менее успешных методик. Но попробуйте дать первой группе астрологов методики второй группы (и наоборот), и окажется, что положительного результата не получается. В частности, по этой причине в астрологии довольно странным образом работает статистика, поскольку любая «случайная» выборка будет определенным образом зависеть от астрологической карты сделавшего ее (и не только натальной, а прогрессивной, транзитной и прочих карт!).

Другим важным доводом в пользу «ненаучности» астрологии является огромная роль личности астролога в процессе интерпретации гороскопа. Многие считают (и, в общем-то, верно), что без применения изрядной доли интуиции здесь не обойтись. По этому поводу можно сделать два замечания.

Во-первых, как ни странно, до сих пор в абсолютно зачаточном состоянии находится собственно теория интерпретации астрологической карты в целом (при гипертрофированной развитости интерпретации ее отдельных элементов – планет в знаках, аспектов между планетами и т.п.). Возможно, если все-таки это направление получит развитие, обыкновенная «разумность» во многом заменит столь необходимую для астролога интуицию.

Во-вторых, любая астрологическая карта представляет собой достаточно сложный конструкт, состоящий из огромного множества частей и зависящий от множества факторов (сдвиг Асцендента на пару градусов может в корне изменить весь гороскоп). И, несмотря на стремительное развитие вычислительной техники, пока что только человеческое сознание способно произвести адекватный анализ карты, выделив в ней действительно существенные моменты и поместив на задний план второстепенные.

В этом астрология схожа с медициной, когда при отсутствии четкой клинической картины болезни (что, похоже, бывает слишком часто) опытный врач быстро вычленит из списка симптомов наиболее важные и поставит точный диагноз, а неопытный окажется в небезызвестной ситуации героя повести Джерома К. Джерома.

Таким образом, создавшийся у некоторых людей стереотип о наличии у астролога магических и прочих сверхъестественных свойств более чем преувеличен. Да, на данном этапе развития астрологии астрологу очень нужна профессиональная интуиция, но не в большей степени, чем врачу или любому другому талантливому исследователю.

Наиболее загадочным явлением, с которым, скорее всего, сталкивалось большинство астрологов, является двустороннее взаимодействие объекта и знания о нем. В соответствии с представлениями классической науки нам понятна одна составляющая этого явления (от объекта зависит знание о нем) и совершенно чужда другая (знание влияет на объект). В астрологии же с этим приходится сталкиваться постоянно. И если в некоторых случаях можно найти какие-либо «психологические» объяснения (типа: клиенту предсказали что-либо, и он запрограммировал себя на эту ситуацию), то, как быть с вариантами заочного прогноза? Приведем в качестве примера реальную ситуацию.
Молодой человек счастливо и радостно общается с девушкой в течение длительного времени. Однажды астролог, проанализировав совместимость их карт, сообщает ему, что эти отношения очень напряженные и сложные. На следующей же день, девушка, которая даже не подозревала о визите к астрологу, устраивает истерику первый раз за все время общения.

Это так называемый «эффект включения», когда знание об астрологической карте (то есть о свойствах человека) заставляет качественно сильнее работать эту карту (следовательно и соответствующие свойства человека).

Другой не менее типичный эффект можно было бы назвать «эффектом отдаления». Астролог делает некоторый прогноз, но в указанный период события не случается. Как только клиент начинает думать: «Ну вот, все это неправда!», событие тут же происходит. И такого рода ситуации далеко не всегда объясняются ошибкой астролога. Приходится признать, что либо несовершенна система прогнозирования (в некоторой степени это так и есть – но об этом чуть ниже), либо.... Либо следует как-то квалифицировать явления такого рода. Конечно, объяснения о магическом воздействии, эзотерической (то есть, закрытой от непосвященных) информации и т.п. достаточно распространены, и, по-видимому, неплохо гармонируют с современными парадигмами человеческого сознания, создавая вокруг астрологии определенный ажиотаж, полезный скорее для заработков некоторых «астрологов», чем для понимания ее (то есть, астрологии) сущности. Все же напрашивается мысль, что в определенном кризисе находятся некоторые научные представления об окружающем мире, в частности те, которые связаны с понятием информации. Создается впечатление, что в более или менее недалеком будущем может появиться концепция, позволяющая приведенные выше примеры признать как объяснимые наукой и подтверждающие ее3 .


IV.

Что же представляет из себя астрология как наука? Отчасти ответ на этот вопрос можно найти, обратившись непосредственно к процессу работы астролога. Получив задачу, астролог производит необходимые технические расчеты (как правило, это составление астрологической карты или нескольких карт, базирующееся на вычислении положений планет в заданные моменты времени), а затем, обладая знанием астрологической символики и умением использовать эту символику, переводит содержание астрологической карты в текст, доступный для восприятия клиента.

Таким образом, наука астрология раскладывается на три основные компонента:

1) Определение положений планет, составление астрологических карт и прочие технические расчеты, и схематические изображения;

2) Семиотическая система астрологии, приписывающая определенные значения используемым символам (планетам, знакам, аспектам, домам), то есть то, что называется «астрологический язык»;

3) Система правил (к сожалению, нередко довольно расплывчатых), позволяющая применяя астрологическую семиотическую систему, переводить числовые и схематические данные в текст естественного языка.

Каждый из этих компонентов имеет свои собственные проблемы. Рассмотрим их, начав, как положено, с первого пункта – проблем расчетных.
Можно сказать, что технические расчеты не содержат по-настоящему принципиальных проблем.

Во-первых, астрологи давно уже не смотрят на небо самостоятельно, а используют унифицированные таблицы (эфемериды и т. п.).


Во-вторых, существует уже много компьютерных программ, которые позволяют не только рассчитать положение планет и домов, но и получить высококачественное изображение астрологической карты (и все это занимает считанные секунды).

Вопрос точности расчетов, который особенно любят поднимать начинающие астрологи с техническим образованием, с нашей точки зрения, явно гипертрофирован. Реально для интерпретации натальной карты астрологу совершенно не существенно будет ли находиться Венера в пяти градусах десяти минутах Овна или в пяти градусах семи минутах Овна – современные астрологические методики не позволяют интерпретировать это различие как содержательное. Конечно, если планета находится на границе градуса или знака, может потребоваться более высокая точность – порядка одной угловой минуты. Ее же хватает и для раскрутки наиболее медленного цикла «градус за год».

Единственные расчеты, которые требуют по настоящему большой точности – это революции. Если в карте солнечной революции нам важен градус Асцендента, то есть, условно говоря, четыре минуты времени, то точность расчета должна различать положение Солнца сейчас и четыре минуты спустя. За сутки (то есть 1440 минут) Солнце проходит в среднем один градус. Значит за четыре минуты солнце пройдет 4/1440 градуса, то есть десять угловых секунд – это и есть требуемая точность расчета долготы Солнца.

Довольно широко известно существование революций Сатурна (которыми вроде бы пользовались древние астрологи), требующих, как легко прикинуть, точность в тридцать раз большую (поскольку Сатурн движется примерно в 30 раз медленнее Солнца), то есть 1/3 угловой секунды. Однако, ни расчеты древних астрологов, ни современные издания эфемерид не позволяют определить положение Сатурна с такой точностью.

Следовательно, содержательная (интерпретационная) часть этой методики не требовала столь высокой точности, что позволяет допустить несколько отличное отношение к интерпретации революций Солнца и Сатурна. Стоит ли тогда бездумно переносить техническую часть одной методики на другую, исходя лишь из аналогии и не задумываясь о содержательных различиях?

Теоретические исследования в астрологии в основном состоят из разработки новых методик. Любая методика, по своей сути, состоит из двух частей: расчетной и интерпретационной (то есть, пары «как рассчитать?» и «как понять?»). К классу технических проблем можно отнести и создание расчетной части каждой методики. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что здесь астрология использует очень ограниченное число идей. Например, в предсказательной астрологии практически все сводится к использованию трех принципов: дирекций, прогрессий, революций или производных от них; как правило, этими рамками ограничены и всевозможные фантазии (например, рассмотрение прогрессивного цикла с коэффициентом гармонического сечения).

Иногда изобретение расчетной части опережает интерпретационную: такова печальная судьба пресловутой проблемы астрологических домов. Используя различные геометрические возможности для членения небесной сферы, астрологи наизобретали уже добрые несколько десятков различных систем домов. И пусть каждая система по-своему интересна, и, не приходится сомневаться, что каждую из них кто-либо когда-нибудь да использует, но можете ли вы показать астролога, который применял хотя бы пять систем одновременно? Лично нам не доводилось встречать даже обстоятельного исследования о различиях в интерпретации домов.