Левин Михаил Борисович

Наука CONTRA астрология. Часть XV

Письмо восьмое. Заключение

Посудите сами. Ни разу за всю свою жизнь я не видел, как из беспорядка сам собой возникает порядок.

Мне не удалось ни разу наблюдать, как случайно падающие с горы камни сами собой выстраиваются в красивое здание; не видел я, как ветер, срывая листья с деревьев, выкладывает их на асфальте в аккуратненькую фразу: «Слава рационализму!» Впрочем, если бы он уложил их в какую-нибудь другую фразу, это меня тоже бы устроило. Но не видел я ничего подобного. Да и Вы ничего похожего не видели, как и Ваши единомышленники за всю историю евронауки. Все мы отлично знаем, что порядок надо наводить волевым усилием. Снимая одежду, мы не ждём, что она сложится сама собой в аккуратную стопочку. Мы отлично знаем, что в любом деле, которое мы делаем, требуется воля и разум, чтобы оно шло как следует. Когда в организации хаос, никто не ждёт, что он сам собой превратится в совершенный порядок, а приглашают толкового управляющего, чтобы он этот порядок навёл.

Можно привести сколько угодно примеров на эту тему, но в этом нет необходимости. Весь жизненный опыт и мой, и Ваш, и всего остального человечества за всю его историю говорит то же самое. Мир, в котором мы живём, удивительно красив и организован. Впрочем – это тавтология: красота и есть высшая организованность. Опыт говорит нам, что для того, чтобы создать что-нибудь организованное, требуется разум, умение и воля. А логика делает из этого вывод, что мир создан Разумным Началом. 

Но идеологи евронаучного метода предлагает нам совершенно иную концепцию. Всё возникло само собой случайным образом. Была материя, потом она как-то самоорганизовалась, возникли какие-то законы природы, которым эта материя стала подчиняться. Или материя и законы были всегда, вот так вот – просто были и всё. Теперь, правда, подобная концепция несколько устарела, но новая ещё веселее: Что-то где-то взорвалось, во все стороны полетела материя в виде кварков и элементарных частиц. В этом хаосе сама собой возникла какая-то организованность, из которой опять же сами собой возникли законы природы и все структуры нынешнего мира. Дальше – больше!

На смену физикам приходят химики, а за ними биологи-эволюционисты. Из простой материи сама собой в результате долгих и совершенно случайных процессов возникла живая клетка, которая немедленно стала размножаться. Потом размножившиеся клетки (совершенно неразумные!) сами собой стали соединяться и образовывать сложные организмы. При этом им приходилось меняться, чтобы создать органы, выполняющие в этом организме различные функции. И эти неразумные клетки поняли, как им надо измениться, и всё же создали организм. То есть большая компания неразумных клеток ухитрилась сделать то, что не удаётся сделать всему сообществу современных биологов на протяжении всей истории евронауки: создать живой организм.

Впрочем, биологам даже простейшую клетку создать не удаётся. Более того, эта живая клетка оказалась настолько сложна, что её даже проанализировать до конца пока не удалось. Я уже не буду говорить о невероятной сложности, согласованности и гармонии живой природы – об этом достаточно много написано. И вот вся эта немыслимая сложность возникла сама собой случайным образом! Пытались объяснить это естественным отбором – но отбор может отобрать только то, что не подходит. Он не может создать того, что подошло бы. Впрочем, дарвинизм тихо умирает на наших глазах и даже среди учёных его последователей всё меньше и меньше. 

Затем следующий этап: в матери каким-то образом появилось сознание, она научилась осознавать, чувствовать и мыслить. Как ей это удалось? – Ответ уже известен: случайно, само собой. Сегодня мы создаём мощные машины, имитирующие наиболее простые процессы мышления – компьютеры. Уже созданы компьютеры невероятной мощности. В них масса людей вкладывает весь свой ум и знания. Но всё коллективное мышление человечества не может создать ни одного компьютера, который мог бы мыслить, а уж тем более, обладающего сознанием. Но у природы это получилось случайно и как-то само собой. Ладно, оставим это и пойдём дальше. 

Законы природы – что это такое, откуда они взялись, где живут? Для Декарта всё было ясно: Бог создал мир и законы природы тоже дело рук Божиих. Но в 18-19-м веках Бога постепенно исключили из научной картины мира. Знаменитый диалог Наполеона с Лапласом стал девизом идеологов евронаучного мировоззрения на три века. На слова Наполеона: «Ньютон в своей книге говорил о Боге, в Вашей же книге я не встретил имени Бога ни разу». Лаплас ответил: «Сир, я не нуждался в этой гипотезе». Но тогда откуда же законы природы: это что – такое свойство материи?

Не стоит пытаться переубедить верующего. Но о логике мы можем говорить. Ваша вера (и вера Ваших единомышленников) настолько сильна, что не даёт Вам видеть противоречия в Вашей идеологии. Все утверждения о спонтанной случайной самоорганизации противоречат евронаучной теории вероятностей. Это во-первых. А во-вторых, они противоречат второму началу термодинамики, согласно которому в мире (в евронаучном мире!) само собой всё может только упрощаться и распадаться, а не усложняться. Я имею в виду, конечно, структурную сложность.

А теперь перейдём от логики к терминологии. Вы нам под видом одного продукта предлагаете совсем другой. Мировоззрение, которое Вы в своей статье называете рационализмом и рекламируете перед неискушённым читателем как продукт самого высшего качества, то есть как единственно верное и истинное учение, является на самом деле чем-то совсем другим. На первый взгляд это больше всего напоминает английский эмпиризм Френсиса Бэкона, Беркли, Юма:


ЭМПИРИЗМ (от греч. empeiria – опыт), направление в теории познания, признающее чувственный опыт единственным источником достоверного знания. Противостоит рационализму. Для эмпиризма характерна абсолютизация опыта, чувственного познания, принижение роли рационального познания (понятий, теорий). (Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия)

Нечто подобное вы и провозглашаете в своей статье, называя всё это почему-то рационализмом:

Современная наука опирается на твердо установленные факты; в этом ее сила, в этом же ее ограниченность. Пока нет надежных экспериментальных или наблюдательных фактов, ученый не может заниматься фантазиями (глава 3 – М. Л.).

Под фантазиями, по-видимому, Вы понимаете декартовский подход – от разума. По поводу «фантазий» я уже писал в шестом письме, что их в науке куда больше, чем Вы думаете. Но если посмотреть на евронаучные теории мироздания, то видишь, что учёные проявили такой взлёт фантазии, какой ни одному фантасту и не снился. – Наткнулся на Ваше высказывание и отвлёкся. 

Я собственно хотел сказать, что когда Вы употребляете слово «рационализм», непонятно, что Вы имеете в виду. В статье, которую мы обсуждаем, я постоянно наталкиваюсь на такую кашу из понятий и терминов.

От разговоров о рационализме нам уже пора возвращаться к основной теме – к четвёртой главе Вашей статьи. Продолжим.


О влиянии планет на биосферу

После того, как Вы сделали ошибку в основном тезисе этой главы (о воздействии слабых влияний), уже и к другим Вашим высказываниям, даже астрономическим, начинаешь относиться более внимательно. И, как оказывается, не без оснований:

Теперь мы затронем несколько более сложный вопрос – опосредованное влияние планет на биосферу Земли, где в качестве «усилителя» используется Солнце. В 1920-х годах пионер гелиобиологических исследований в нашей стране А. Л. Чижевский писал: «Мы знаем, что периодическая деятельность Солнца – процесс не вполне самостоятельный.

Есть веские основания думать, что он находится в определенной зависимости от размещения планет Солнечной системы в пространстве, от их констелляции по отношению друг к другу и к Солнцу... Таким образом, и земные явления, зависящие от периодической деятельности Солнца, стоят, так сказать, под контролем планет... Исследования, проведенные с целью выяснения влияния планет на деятельность Солнца, дали вполне положительные результаты: в периодах солнечной активности обнаруживаются периоды планетных движений». По прошествии многих лет мы понимаем, что Чижевский проявил необоснованный оптимизм: неоднократные попытки связать солнечную активность с расположением планет так и не привели к ожидаемому результату.

Я не специалист в этой области, и если бы я своё время не познакомился с работами Ваших коллег, я бы поверил Вашему заявлению об отсутствии результата. Но ещё в 1988 году мне довелось присутствовать на конференции по влиянию межпланетных магнитных полей на биосферу Земли.

Конференция под руководством академика Казначеева проходила во 2-м Мединституте. Мне было очень интересно слушать, как биологи рассказывали о реакции живых организмов на резкие изменения напряжённости межпланетного магнитного поля. Сзади меня сидел океанолог из Владивостока. Он сказал: «Да чего тут доказывать – как скачок магнитного поля, так у меня весь планктон под воду уходит!» Планктон, естественно, физику не изучал и Ваших статей не читал, а если бы прочитал, то, конечно, не стал бы реагировать на столь слабые воздействия.

А потом выступила Г. Я. Васильева – Ваша коллега из Пулковской обсерватории, тоже кандидат физ.-мат. наук – с докладом о связи между движением планет и конфигурацией межпланетного магнитного поля. Вот Вам и опосредованное влияние планет на биосферу Земли – через структуру магнитного поля. Работала группа астрономов из Пулково над этой темой несколько лет, получили очень интересные результаты, но потом директор эту тему закрыл, поскольку она, по его мнению, уже попахивала «лженаукой». 

Приходилось мне также читать работы и слушать доклады доктора биологических наук Александра Петровича Дуброва о влиянии лунных фаз на проницаемость клеточных мембран. А знаете, сколько процессов в организме зависят от этой самой проницаемости? Мембраны у нас, видимо, такие же необразованные, как и планктон. Иначе чего бы им на движение Луны реагировать? А как насчёт изменения психического состояния в полнолуние и в другие фазы Луны? По-моему, на земном шаре этот факт уже всем известен, кроме, разумеется, астрономов.

И Ваша рациональная физическая логика ничего не докажет тем, кто это влияние лунных фаз регулярно чувствует на своей шкуре. Пойдите и объясните им, что этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Но что самое интересное – покопавшись в астрономической библиографии, я с удивлением обнаружил, что Ваше заявление:
По прошествии многих лет мы понимаем (курсив мой – М. Л.), что Чижевский проявил необоснованный оптимизм: неоднократные попытки связать солнечную активность с расположением планет так и не привели к ожидаемому результату.
тоже не соответствует действительности. Опять знакомая история – Вы понимаете, а Ваши коллеги не понимают. Ознакомьтесь, пожалуйста, с рефератами:
ИНДЕКСЫ СОЛНЕЧНОЙ АКТИВНОСТИ И РАСПОЛОЖЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПЛАНЕТ НА ОРБИТАХ
Акимов Л.А., Белкина И.Л.
НИИ астрономии ХНУ, Харьков, Украина

Изучен временной ход рядов чисел рентгеновских вспышек на Солнце и чисел Вольфа. В спектрах мощности рядов обнаружены статистически значимые периоды, близкие к сидерическим периодам обращения Меркурия и Венеры вокруг Солнца. Амплитуда этих периодов особенно велика для числа рентгеновских вспышек.

Сопоставление числа вспышек с положением планет на орбитах показало, что максимальное число вспышек наблюдается вблизи дней прохождения Меркурием афелия и при переходе Венеры из южного полушария Солнца в северное. Для Земли вспышечная активность больше в осенние месяцы (октябрь-ноябрь), а также в январе-марте. Активность меньше в июле-сентябре.

Это про связь солнечной активности с расположением планет. А вот про связь движения планет со структурой магнитного поля:

ПРОЯВЛЕНИЕ ВЛИЯНИЯ ЮПИТЕРА НА ИНТЕНСИВНОСТЬ ЭЛЕКТРОНОВ, НА МЕЖПЛАНЕТНОЕ МАГНИТНОЕ ПОЛЕ И НА КОСМИЧЕСКИЕ ЛУЧИ
Тимофеев В.Е.1, Мирошниченко Л.И.2, Самсонов С.Н.1, Скрябин Н.Г.1
1 ИКФИА СО РАН, Якутск
2 ИЗМИРАН, Троицк, Московская обл.

На основании большого экспериментального материала исследуются особенности в распределении юпитерианских электронов вдоль орбиты Земли. Показано, что максимум в интенсивности электронов располагается через 243 суток после противостояния. Это соответствует силовой линии ММП, одновременно охватывающей Юпитер и Землю. Юпитер через поток заряженных частиц образует 399-суточные вариации в модуле ММП и в космических лучах. Амплитуда вариаций в электронной интенсивности, в модуле и в космических лучах составляет 71, 2.8 и 0.8 % от средних значений.

А вот сайт, откуда я это скачал: helios.izmiran.rssi.ru/Solter/prog2005/prog/abstracts.htm
А вот название доклада Васильевой 1991 года на Российском междисциплинарном семинаре по темпорологии:
Г.Я.Васильева (Главная астрофизическая обсерватория АН СССР, Пулково).


Временные вариации солнечной активности и пространственная структура межпланетной среды

А теперь скажите мне, как Вы делаете в своей статье такие заявления, даже не познакомившись с работами в этой области? Область-то Ваша родная. Я, конечно, тоже не знаком с последними достижениями в математике, но у меня хоть есть оправдание: я на эту тему и не пишу, поскольку её не знаю. Я уже понял, что предлагать Вам познакомиться с современной астрологией не имеет смысла, если даже в своей родной астрономии Вы в каких-то разделах отстали примерно на два десятка лет.

Получается, что и в этой части Ваши тезисы оказались несостоятельными. Хочу только подчеркнуть: я не пытаюсь в этом письме доказывать существование планетных воздействий – это не моя сфера. Я только показываю, что у Вас нет никаких оснований их отрицать. 

Попробуем подумать дальше. Предположим, нам удалось аккуратно доказать влияние планетных конфигураций на биосферу Земли. Возникает вопрос:
Может ли биологическое влияние планет быть обоснованием астрологии?

К чему, на самом деле, мы пришли? Вы доказывали, что никаких влияний планет и звёзд учитывать не нужно, поскольку они слишком слабы. Я показал, что слабость влияний – вовсе не аргумент, и что слабые влияния могут иметь сильные последствия. Вы утверждали, что нет никаких доводов в пользу влияний собственно планет на биосферу Земли. Я, опираясь на результаты Ваших же коллег, показал, что такие доводы есть. Но имеет ли это какое-либо отношение к основному предмету нашей дискуссии – к астрологии? По моему мнению – абсолютно никакого. Мы с Вами говорили о вещах, не имеющих отношения к астрологии. И хотя обсуждение, я думаю, получилось интересным, мы могли бы не менее увлекательно поговорить, например, о балете или о футболе – в зависимости от того, что Вам ближе. Я поясню свою мысль.

Вы, ссылаясь на слабость физических факторов, отрицаете возможность вообще каких-либо связей Небо-Земля в астрологическом смысле, то есть, по отношению к судьбе человека. Хорошо, а если бы физические воздействия небесных тел, например Луны, были бы достаточно сильны, могли бы они влиять на характер и судьбу человека? Я знаю физические воздействия, влияющие на характер, например, розги, но мы, надеюсь, обсуждаем другие воздействия. А имеет ли смысл обсуждать физические процессы, когда речь идёт о судьбе? 

Представьте себе следующую картинку. Муж приходит домой с работы и жена говорит ему: «Срочно езжай к маме, она звонила, у неё что-то случилось». Муж садится в машину и мчится на другой конец города. Вы наверняка согласитесь, что в этом нет ничего фантастического или мистического.

А теперь давайте посчитаем, хватит ли энергии звуковой волны (речь жены), чтобы отправить тело массой 1000 кг (муж + автомобиль) на расстояние 20 км? Конечно, при описании физического процесса разговора жены с мужем важно, сказала ли жена свои слова громко или тихо: если громко, тогда энергии будет больше. Но даже, если она кричала во весь голос, всё равно не хватит энергии звука на такую работу, не так ли? Вы даже согласитесь, что обсуждать подобные вопросы можно только в шутку. А почему? Ведь речь жены – физический процесс и поездка мужа – физический процесс. Можно, конечно сослаться на то, что человеческий организм – биологическое явление. Но, боюсь, и маститый биолог, даже опираясь на самые последние достижения своей науки, не объяснит нам, почему организм сел в машину и куда-то поехал. Биолог может нам рассказать, как у первого организма сокращались мышцы, когда она говорила, как у второго организма звуковая волна преобразовалась в нервные импульсы и прочее. Но что заставило этот организм сесть в механизм и переместиться в пространстве, биолог нам не объяснит. Хотя, для борца за естественнонаучные объяснения описание биологических процессов, возможно, и будет достаточным объяснением происходящего, однако всех остальных это объяснение явно не устроит. Но если биолог забудет про биологическую парадигму и станет на минуточку просто человеком без научных степеней и званий, тогда он скажет примерно такие слова: «Этот человек, по-видимому, очень любит свою маму и беспокоится, когда с ней что-то случается». И такое совсем ненаучное объяснение вполне устроит всех. Эти очень простые слова «любит», «беспокоится» относятся совсем к другим областям бытия, чем все явления, описываемые естественными науками. Это области содержаний и смыслов. А естественнонаучное описание события нам может рассказать только о форме происходящего: как и что сказала, какой был пульс и давление, как быстро побежал, куда и на чём поехал и т. д. Но если мы не понимаем содержания сказанных слов, всё происходящее для нас может иметь только «физический смысл», то есть в данном контексте – никакого смысла.

И выясняется, что для человека имеет значение не столько форма события, сколько его содержание и смысл. А характер и судьба растут именно из этого. Что такое мужественный человек? Что значит стремиться к цели и достичь её? Опишите, пожалуйста, средствами естественных наук эти понятные почти каждому явления нашей жизни?
На самом деле всё совершенно очевидно, и Вы напрасно на протяжении всей статьи делаете вид, что этого не понимаете. Никакая естественнонаучная конструкция не может описывать характер и судьбу человека. Это очевидно любому нормальному человеку, не прошедшему промывки мозгов естественнонаучной догмой.

Даже пропагандисты марксистско-ленинской доктрины не решались сводить характер человека только к естественнонаучным факторам. Они описывали человека как сумму (или, если хотите, смесь) биологического и социального, но уж никак не чисто физико-химическо-биологическое явление. Социальное по той же доктрине тоже не сводилось к сумме физико-химическо-биологических факторов. Вы видите: даже агрессивный диалектический материализм не пытался опустить человека до уровня предмета естественных наук. В истории европейской мысли был период физического идиотизма (политкорректные философы называют это физикализмом), когда «прогрессивным мыслителям» казалось, что всё многообразие жизни можно свести к чисто физическим процессам. По счастью он захватил далеко не всех и продолжался недолго. Итак, если вы согласны с утверждением: «никакая естественнонаучная конструкция не может описывать характер и судьбу человека», то мы можем пойти дальше. Если же не согласны, то мне хотелось бы познакомиться с Вашими аргументами, поскольку моё воображение не способно такие аргументы даже нафантазировать.

Из сформулированного утверждения следует, что моё обоснование возможности планетных воздействий на биосферу Земли для астрологии имеет ничуть не больше значения, чем Ваше отрицание. Предположим мы с Вами, пользуясь сегодняшними средствами естественных наук, найдём точный механизм воздействия планет и звёзд на психическое и биологическое состояние человека, опишем этот механизм и подтвердим это на опыте и в теории. Сможет ли это как-то обосновать астрологию? Никак! Это сможет увеличить доверие к астрологии, сможет объяснить некоторые самые поверхностные астрологические факты, но обоснованию астрологии это не поможет.

Пора мне заканчивать это письмо, слишком уж длинным оно получается. Но тему, которую я начал, оборвать никак нельзя. Поэтому обещаю её непременно продолжить в следующем письме.

А пока, до свидания, дорогой сосед! До новых виртуальных встреч!

Ваш сосед и оппонент, Михаил Левин

Дискуссия